ЕС наложил вето на импорт в Россию камер для эндоскопического обследования. Медицинское сообщество это не очень пугает, так как к проблемам уже привыкли.

Восьмой пакет санкций, введённый недавно Евросоюзом, вопреки обещаниям не вносить в списки медицинское оборудование, включает в себя запрет на экспорт в Россию камер, специально разработанных для медицинского и хирургического исследования внутренних органов. При этом некоторые крупные производители медтехники по ряду позиций уже давно остановили прямые поставки. Но так или иначе нужное оборудование в Россию проникает.

Санкции не прямого действия

Выпуск видеосистем для медицинских целей осуществляется и российскими производителями медицинской техники, в частности петербургскими предприятиями ЛОМО, «Аксиома» и «ЭФА медика». Однако, по словам Владислава Баранова, председателя совета директоров ГК «Мой медицинский центр», у отечественных брендов пока нет такого портфеля оборудования и технологий (например, ICG или 3D), какие используются крупными японскими или немецкими компаниями.
Тем не менее эксперты убеждены, что ситуация на рынке рано или поздно разрешится в позитивном ключе. Как за счёт импортозамещения и локализации производства, так и посредством ухищрений западных компаний, которым невыгодно терять российский рынок.
Как утверждает Владислав Баранов, на данный момент критических трудностей клиники не испытывают. Более того, по его словам, развитие в нашей стране технологий в медицинской отрасли уже сейчас позволяет говорить о том, что основные потребности клиник будут обеспечены, даже если экспорт медицинских камер в Россию полностью прекратится.
«Однако в будущем, если ограничения будут усиливаться, а импортозамещение или поставщики из азиатских стран не смогут обеспечивать спрос в необходимые сроки или в необходимом объёме, многие медицинские организации столкнутся с тем, что не смогут поддерживать работоспособность ранее приобретённого японского или немецкого оборудования. Поскольку ввиду санкционного давления будет невозможно обеспечивать необходимое сервисное сопровождение со стороны производителей и получать оригинальные запчасти для своевременного ремонта, чтобы камеры не выходили из строя», — поясняет эксперт.
«Ограничение доступности любого оборудования является довольно болезненным вопросом, — подтверждает Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов. — Что бы ни говорилось о гуманности к пациентам, о том, что санкции не затронут лекарственные препараты и медицинское оборудование, эти заявления не имеют практического подтверждения».
По словам Яна Власова, даже если не происходит прямого запрета на поставки оборудования, то они распространяются на субстанции, компоненты субстанций, части технологий и медицинского оборудования. «Это по сути тоже является санкцией, но не прямого действия», — считает он.

Без злого умысла

Действительно, ряд европейских производителей начали отказываться от поставок в Россию медицинского оборудования, запчастей и комплектующих, несмотря на то что эта продукция не подпадает под западные санкции. В частности, поставки приостановили немецкий Drägerwerk (мировой лидер в производстве наркозно–дыхательного и неонатального оборудования), британская Penlon (выпускает оборудование и системы для анестезии и кислородной терапии). Есть проблемы с отгрузкой оборудования немецкой Siemens (производит диагностическое оборудование, системы визуализации и терапии, аудиологическую технику и т. д.).
Однако заморозка поставок — вовсе не результат злого умысла западных производителей.
«Мы знаем о случаях, когда иностранным компаниям или их руководителям угрожают общественные активисты. Устраивают пикеты перед офисом, требуя закрыть производство или прекратить поставки в Россию, — рассказывает Ян Власов. — Кроме того, власти европейских стран отказывают компаниям в льготах. Им приходится сворачивать производство, сокращать долю на рынке либо передавать бизнес под управление российского менеджмента».
Ещё одна причина — отсутствие единой методологии в применении санкционных ограничений. До сих пор не существует чётких правил и рекомендаций для всех стран ЕС, в силу чего западные партнёры из–за опасений что–либо нарушить просто боятся отправлять любую свою продукцию в Россию.
«Европейские производители высокотехнологичного оборудования на данный момент совершенно не понимают, как работать с российскими контрагентами. Они боятся возможных наказаний и стараются всячески этого избежать», — поясняет Кирилл Лапин, управляющий партнёр международной консалтинговой группы Seitenberg (Австрия).
По его словам, тема санкций до недавнего времени была очень узкой, поэтому на Западе на ней специализируется лишь малая часть юристов. «При этом они следуют правилу: если информации недостаточно, лучше всячески избегать рисков. Поэтому производители предпочтут никак не взаимодействовать с Россией, ведь цена юридической проверки на санкции может быть сопоставима с прибылью, которую получит западная компания от сделки», — поясняет Лапин.
В связи с этим юрист рекомендует российским контрагентам «не пороть горячку». И в случае, если оплаченное оборудование так и не было отправлено, не прибегать сразу же к досудебной претензии. «На Западе такое решение будет молниеносно воспринято в штыки и только усугубит ситуацию, — считает Кирилл Лапин. — Прежде всего стоит проверить, действительно ли это подсанкционное оборудование. И в зависимости от этого принимать решение вместе с контрагентом. Например, можно вывезти оборудование в третью страну или самостоятельно найти на него покупателя».

Пусто не бывает

Собственно, именно этим сейчас и занимаются дистрибьюторы и владельцы российских клиник.
«Некоторые производители оборудования в нашей сфере средств реабилитации для детей–инвалидов отказались работать с компаниями из России, в том числе и с нами, — рассказывает Сергей Грибанов, директор компании “Круст”. — Благодаря параллельному импорту мы нашли способ поставлять данную продукцию на рынок. Но это привело к увеличению как закупочной стоимости, так и транспортных издержек, что сказалось на розничных ценах».
Эксперты уверены, что российский рынок важен для большинства западных компаний и отказываться от него окончательно и бесповоротно они не намерены. «Бизнес на то и бизнес, чтобы находить возможности в любой ситуации. Так или иначе оборудование попадает на территорию страны, хотя доступность некоторого снижается», — подтверждает Ян Власов.
Тем не менее российский рынок медицинского оборудования в той или иной степени, несомненно, поменяется. «Ситуация будет способствовать увеличению поставок техники и комплектующих со стороны китайских производителей, которые уже находятся на достаточно высоком уровне. А также простимулирует развитие отечественного рынка, — считает Сергей Грибанов. — Уже сегодня многие производители инновационных материалов и технических средств активно работают в специализированных российских технопарках, получая льготные арендные условия и возможность использовать другие преференции от государства».
По мнению эксперта, всё это в совокупности создаёт благоприятные условия для усиления отечественного рынка в переходный период. А также для бесперебойных поставок как технических средств, так и необходимых расходных материалов для российской системы здравоохранения.

Источник: https://www.dp.ru

от admin