«Самим делать выгоднее». Как компания с оборотом 2,6 млрд создает производство одноразовых контуров для реанимаций

Алексей Цикин, ОМТ
Алексей Цикин, ОМТ. Автор фото: Дмитрий Емельянов. Иллюстрация: DK.RU

«Казалось, чего проще — купить участок, ведь кругом пустыри. Но это абсолютно дикий рынок». Чтобы снизить зависимость от Китая, ОМТ решил построить свое производство. Что из этого вышло — на DK.RU.

Каждый, кто сталкивался с тяжелой болезнью близких, задумывался о том, где взять функциональную кровать, чтобы облегчить состояние больного, прикованного к постели. В прокате таких кроватей немного, а аренда очень высока. Между тем в Екатеринбурге есть предприятие, которое выпускает такие устройства — стоят они в три раза дешевле, чем финские аналоги, и ни в чем им не уступают. Кроме того, ООО «МО «Отдел медицинской техники» (ОМТ) является крупнейшим на Урале поставщиком оборудования и расходников в лечебные учреждения, а в декабре 2020 г. стало резидентом ОЭЗ «Титановая долина».

DK.RU побывал на производстве ОМТ и выяснил, в чем сегодня нуждаются больницы, почему отечественные производители медтехники лучше западных фирм, легко ли привезти шприцы из Китая и причем здесь сомалийские пираты.

Справка DK.RU

Отдел Медицинской Техники — крупнейшее предприятие на рынке поставщиков медицинского оборудования и расходных материалов.
Поставляет в лечебные учреждения всё необходимое для повседневной деятельности: системы мониторинга, электрокардиографы, аппараты УЗИ, стерилизаторы, анализаторы, а также расходные материалы — шприцы, иглы, катетеры, пробирки, реагенты и многое другое.
В конце 2020 г. ОМТ стал резидентом ОЭЗ «Титановая долина». На площадке «Уктус» компания возведет две производственные площадки площадью от 20 тыс. кв. м, на которых будет выпускать вакуумные системы взятия крови, одноразовые контуры для реанимации, мебель для больниц и др.
Инвестиции составят от 450 млн руб., будет создано 165 рабочих мест.
Оборот за 2020 г. — 2,6 млрд руб.
Бренды: Kometaline — медицинские расходные материалы, Oмета— мебельная фабрика.

Предприятие «Отдел медицинской техники» существует с 1995 г., сначала оно было муниципальным, в 2001 г. его акционировали, рассказывает директор Алексей Цикин. До того как возглавить ОМТ, г-н Цикин работал анестезиологом в 9-й детской больнице Екатеринбурга, поэтому знаком с вопросами здравоохранения и с той, и с другой стороны.

Основные направления работы ОМТ:

  • Продажи, в которых занято 350 человек.
  • Сервис. В компании работают 70 инженеров по ремонту и наладке оборудования — ОМТ осуществляет техническое сопровождение клиентов на протяжении всего периода эксплуатации техники.
  • Розница. Свои магазины ОМТ есть в Каменске-Уральском, Кургане, Сухом Логу и Краснотурьинске.

Первичны все-таки продажи, построение каналов сбыта, именно от них все развитие и пляшет. Потом уже — налаживание производства, — уточняет Алексей Цикин.

А началось все с мебели: ОМТ занимался комплексным оснащением мебелью новых больниц.

В какой-то момент поставщики перестали справляться с нашими требованиями и 12 лет назад у нас появилась идея открыть собственное производство мебели для здравоохранения, — рассказывает директор ОМТ. — Позднее начали заниматься поставкой расходных материалов — шприцев, катетеров, зеркал, реагентов из Китая, перчаток из Малайзии и т.д., и на сегодняшний день мы — самое крупное на Урале предприятие, которое занимается поставкой товаров медицинского назначения и оборудования. Оборот за 2020 г. составил 2,6 млрд руб.

Порядка 50% объема продаж приходится на больницы, в основном, по Свердловской области. Остальное покупают оптовые коммерческие компании, которые в дальнейшем поставляют оборудование и расходные материалы конечным потребителям.

Почему мы не работаем с больницами по всей России? Это понятно — поставки идут от Калининграда до Сахалина, охватить всю страну командировками невозможно. А наше оборудование требует монтажа, дальнейшего технического сопровождения. К примеру, лабораторные анализаторы: для них требуются реагенты, которые можно приобрести только на местах, и каждый анализатор нужно подстроить под эти реагенты, — объясняет Алексей Цикин, — так что настройкой и обслуживанием в других регионах занимаются наши партнеры.

Алексей Цикин

Постепенно руководство ОМТ пришло к выводу, что часть товаров выгоднее производить самим, на своих мощностях. Или размещать заказы по принципу OEM: выпуск товаров под собственной торговой маркой на фабриках Китая.

Со второй частью плана особенных проблем не возникло — обширный ассортимент (шприцы, пробирки, скальпели и т.д.) товаров под брендом Kometaline компания уже успешно изготавливает на китайских фабриках.

За границей есть предприятия, которые специализируются на производстве изделий «под кого-то». Этим пользуется большинство крупных мировых изготовителей, — рассказывает Алексей Цикин. — Взять самое простое изделие — шприцы. Чтобы произвести их под нашей маркой, мы должны произвести ряд действий. Выбираем производителя, выезжаем на место, чтобы убедиться, что с точки зрения качества нас все устраивает. Далее выбираем материал, из которого будет этот шприц (обычно это три вида пластика), дальше выбираем типоразмеры шприцов, маркировку, упаковку, тип стерилизации. Потом проводим экспертизу, и в итоге наше предприятие становится ответственным за эксплуатацию этого шприца в России. Если где-то случается проблема — нам из Росздравнадзора приходит запрос: почему у вас в шприце не работает поршень. И мы разбираемся.

А вот с первой частью все не так просто. «Это очень долгий процесс, — поясняет г-н Цикин. — Сейчас занимаемся разрешениями на производство пробирок и одноразовых контуров для реанимации, начали это дело три года назад, а документы все еще не готовы».

Вторая проблема — для того, чтобы наладить полноценное производство, нужны дополнительные площади.

В области чрезвычайно сложная ситуация с землей. Нам казалось, чего проще — кругом пустыри. Едешь — тут пустырь, там пустырь. Казалось, купить землю и построить на ней здание — это элементарно. Но мы год искали участок, и совершенно безуспешно. К сожалению, это абсолютно дикий рынок.

Рассматривали и технопарки, но снова потерпели неудачу. «Многие обещают, что у них есть все условия, только заходите к нам, все будет. А на деле оказывается, что все будет, но через пять лет», — добавляет Алексей Цикин.

Здание ОМТ

Руководитель ОМТ обратился за советом в министерство промышленности Свердловской области. «Там нам сразу сказали — идите в «Титановую долину», вам обеспечат все условия. Подготовили бизнес-план и под Новый год стали резидентом ОЭЗ», — говорит Цикин.

Разместится производство на площадке «Уктус», на территории в 2,5 га. Будет построено две очереди общей площадью 20 тыс. кв. м. Предварительные инвестиции в строительство — 450 млн руб., но Алексей Цикин не исключает, что денег понадобится больше.

Склад в ОМТ

На складе в Екатеринбурге формируются отправки в разные города России разным транспортом. Ежедневно сюда прибывает минимум две фуры с товаром — из Малайзии, Турции, Китая, Находки. Ассортимент очень широкий — от шприцев и игл до одноразовых пеленок.

Мы оснащаем больницу всем, что там может понадобиться для рутинной работы, за исключением нишевого товара, например, для кардиохирургии, — поясняет Алексей Цикин. — 350 сотрудников постоянно контактируют с фабриками-производителями и конечным клиентом, чтобы вовремя реагировать на запросы и обновлять ассортимент.

Бренд Kometaline

Сейчас собственные товары компания продает под брендом Kometaline. С этим связана корпоративная история:

Произносить «Отдел медицинской техники» долго, поэтому нас сокращенно называли ОМТ. Когда у нас появилась мебельная фабрика, мы назвали ее ОМЕТА. Потом стали заниматься расходными материалами, снова понадобился бренд — добавили к этому слову «К», получилась КОМЕТА. Около 10 лет мы работали с этим брендом. За это время изменилось таможенное законодательство, стал нужен эксклюзивный товарный знак. Тогда к слову «комета» мы добавили line, и теперь наша продукция продается как Kometaline.

Основное место производства большинства товаров из пластика — Китай, но перчатки доставляют из Малайзии, поскольку там есть качественное сырье.

Шприцы и иглы завозят из Китая

Пандемия Covid-19, конечно, сказалась на работе ОМТ. Но некритично. Когда остановилась плановая помощь и диспансеризация, провалились продажи шприцев, смотровых наборов и т.п. Зато очень поднялись продажи масок и перчаток.

В прошлом году мы столкнулись с колоссальными проблемами логистики. Торговая война между Китаем и Америкой привела к нехватке контейнеров в КНР, плюс были закрыты фабрики, не хватало товаров, были перекрыты границы. Но, надеюсь, в 2021 г. все стабилизируется, — говорит г-н Цикин.

Для доставки товаров из Юго-Восточной Азии чаще всего используют два пути. Первый: груз идет через Находку, там проходит таможню и по железной дороге следует через Сибирь до Екатеринбурга. Второй путь — через Санкт-Петербург — контейнеровоз обходит Индию, дальше, если это среднетоннажное судно, оно проходит через Суэцкий канал через Средиземное море до Санкт-Петербурга. Но если это крупнотоннажный контейнеровоз, он вынужден обходить Африку, и это уже опасно из-за набегов пиратов. Поэтому корабли проходят Сомали под охраной военного конвоя. Остальные пути — например, через Казахстан — теоретически существуют, но на практике не работают. Контейнер, достигнув границ с Казахстаном, может стоять там полтора месяца в очереди, это невыгодно.

Пробирки

Сейчас пробирки производятся под контролем ОМТ в Китае. В будущем их станут делать в Екатеринбурге.

Контуры для реанимаций

Одноразовые контуры для реанимаций сейчас также делают в Китае и Турции, но с открытием новой площадки в «Титановой долине» производство переместится в Екатеринбург.

Холодильники

ОМТ торгует и специализированными медицинскими холодильниками, их используют для хранения крови, сывороток, вакцины. Отгрузка в основном по Свердловской области.

 

Собственное здание, в котором сейчас расположены слады и производство, насчитывает 6 тыс. кв. м. 

 

Из мебели, которую выпускают под брендом «Омета», можно укомплектовать с нуля новую больницу, начиная от регистратуры, заканчивая кабинетом главрача и лабораториями. Такой тендер ОМТ недавно выиграл, вскоре начнется работа с одним из самых крупных новых медицинских центров Екатеринбурга.

Оборудование для мебели используется типовое, как на любой мебельной фабрике. Но для лечебных учреждений нужны более качественные материалы, стойкие к воздействию влаги.

 

Недавно здесь установили новый австрийский станок для облицовки кромкой, чтобы влага не попадала внутрь детали. Это полный автомат, человеческий фактор при работе практически отсутствует.

 

Цех для формовки ложе для кроватей и пеленальных столиков. Сейчас инженеры ОМТ делают собственный фрезерный станок с нуля — он будет работать в четырех плоскостях. Это позволит самим делать всю нужную оснастку и формы, которые не всегда возможно заказать на стороне.

Функциональные кровати

Гордость «Ометы» — функциональные кровати. Их начали делать пять лет, взяв за основу зарубежные аналоги. Но и их нашли, в чем усовершенствовать. «Сейчас это некий микс наших идей, Германии и Финляндии, а европейские производители — наши основные конкуренты», — поясняет г-н Цикин.

Почему мы гордимся нашими кроватями и считаем, что они во многом лучше аналогов. Во-первых, они надежные, то есть не пострадают при столкновении со стенами или дверными косяками. Второе — они легкие в управлении и маневренные. Больных привозят в операционную прямо на этой кровати, после операции на ней же возвращают в палату. В-третьих, здесь достаточно понятные, простые и в то же время надежные электромоторы и другие механизмы. Матрасы отшиваются здесь же, при этом используется специальная дышащая медицинская ткань.

Функциональная кровать Омета

Стоимость кроватей «Омета» — от 90 до 200 тыс. руб. Для сравнения — финские и немецкие стоят 450-600 тыс. руб. Высокая цена объясняется тем, что во всем мире это мелкосерийное производство.

ОМТ делает в среднем 50 кроватей в месяц. В планах — поднять до 75 штук в этом году.

Сидячая каталка

Также в ближайших планах — производство сидячих каталок. Несмотря на внешнюю простоту, это очень сложное изделие — из-за изгиба труб и механизма управления.

Затягивать с реализацией проекта в «Титановой долине» ОМТ не собирается. «Наши принципы достаточно четкие: если приняли решение, то сразу его реализуем. Еще не будучи резидентом мы начали готовить эскизы, сейчас уже приступили к рабочему проекту. Планируем в июне закончить проектные работы, получить разрешение и начать строительство первой очереди», — говорит директор компании.

Фото: Дмитрий Емельянов, специально для DK.RU

Автор: Ольга Селезнева

Добавить комментарий