Важные вещи, которые произойдут в здравоохранении в следующем году

Алла Астахова. Блог о здравоохранении.

Что было, что будет? Накануне Нового года я попросила известных в здравоохранении людей рассказать, чего они ожидают от наступающего 2018.

Юрий Комаров, первый руководитель научно-исследовательского института в системе Минздрава РФ по социально-гигиеническим, организационным, управленческим и экономическим проблемам здоровья (о нем на сайте)

— Жду результатов от ученых из Института экономики РАН, которые заняты разработкой стратегии развития здравоохранения в России. Сейчас они готовят аналитический доклад, а в 2018 году обещали разработать  концепцию. Хотелось бы, чтобы в этой стратегии были четко разделены охрана здоровья и организация медицинской помощи. Ответственность за охрану здоровья должны нести первые лица государства и губернаторы. Медицинская помощь отвечает не за всю смертность, а только за предотвратимые случаи. Ее необходимо организовать концептуально правильно, от простого к сложному, от первичной помощи к специализированной.

Христо Тахчиди, проректор по лечебной работе Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова, руководитель Научно-исследовательского центра офтальмологии  РНИМУ (о нем на сайте)

— О том, что будет в следующем году с здравоохранением в целом, сейчас судить трудно. Год будет необычный — предстоят выборы президента. Поэтому возможны всякие изменения. Для себя жду новых идей. Надеюсь, что моя группа пополнится молодыми творческими ребятами. В этом году мы впервые в России сделали две операции по установке незрячим пациентам ретинальных имплантов, так называемого бионического глаза, — во всем мире было проведено около 300 таких операций. В следующем году мы будем наблюдать за их состоянием. Они еще должны научиться пользоваться этим устройством. Рассчитываю, что при Федеральном научно-клиническом центре отоларингологии ФМБА России, на базе которого расположен наш Научно-исследовательский центр офтальмологии, откроется новый институт хирургии головы и шеи. Руководитель центра отоларингологии Николай Дайхес давно вынашивает такой план. Основная идея состоит в том, чтобы преодолеть зашоренность врачей узких специализаций и создать альянс нейрохирургов, челюстно-лицевых хирургов, лор-хирургов, хирургов-офтальмологов. Это соответствует общемировым тенденциям в медицине. Будем надеяться, что нам удастся создать такой центр.

Валентин Синицын, руководитель центра лучевой диагностики Лечебно-реабилитационного центра Минздрава России, президент Российского общества рентгенологов и радиологов (о нем на сайте)

— Мы в Российском обществе рентгенологов и радиологов начали работу по внедрению в России европейских стандартов — Guide — по обоснованному выбору показаний к выполнению лучевых исследований.  Это амбициозный проект. Из более мелких планов — хочется вывести исследования по оценке перфузии миокарда с помощью компьютерной томографии на клинический уровень, когда этот метод будет востребован не только в небольших научных исследованиях, но и практикующими врачами, как это произошло с КТ-ангиографией коронарных артерий. Также хочется реформировать программу обучения лучевой диагностике — как для ординаторов, так  и для студентов.

Сергей Готье, директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, главный трансплантолог Минздрава России (о нем на сайте):

— С нетерпением жду ввода в строй нового корпуса нашего центра в следующем году. В первую очередь это важно для того, чтобы оказывать помощь пациентам, которые ждут трансплантации и находятся в тяжелом состоянии, а также тем, кому уже сделали пересадку и кого надо реабилитировать. В этому году мы сделали более 500 трансплантаций, из них 160 пересадок сердца и 100 трансплантаций детям. Если у нас будет больше операционных и реанимаций, больше сделаем операций. Как главный трансплантолог Минздрава, жду открытия новых центров трансплантации в регионах. Сейчас мы заключаем несколько договоров об этом.

Виктор Малеев, заместитель директора Центрального НИИ эпидемиологии (о нем на сайте):

— В следующем году собираюсь изучать роль тромбоцитов в системе борьбы с бактериями. Нарушения свертывания крови хорошо изучены при инсультах, инфарктах. Есть эффективные препараты, которые в этом случае применяются. Но подобные патологии гемостаза есть и при инфекциях. Хочу с этой точки зрения посмотреть на старую и одновременно вновь возникшую инфекцию — корь, заболеваемость которой выросла в этом году в 4 раза. Еще одна тема, которой планирую заняться вместе с учениками — связь ожирения и инфекций. Ну, а в нашем институте будет развиваться одна из горячих тем — генная терапия ВИЧ.

Сергей Яковлев, вице-президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов (о нем на сайте)

— Ожидаю, что в следующем году в России, наконец, предпримут конкретные шаги в борьбе с антибиотикорезистентностью бактерий. В сентябре этого года правительство своим распоряжением утвердило стратегию предупреждения распространения резистентности в Российской Федерации на период до 2030 года. К февралю 2018 года все заинтересованные ведомства должны представить предложения и разработать конкретный план действий. Надеюсь, что дело, наконец-то, сдвинется с мертвой точки. Нам нужно подумать о качественном микробиологическом мониторинге, референсных лабораториях, обучении врачей и пациентов. Пока у нас зачастую мало данных о том, насколько распространена  в России устойчивость к отдельным антибиотикам. На следующий год мы запланировали многоцентровое исследование устойчивости бактерий к карбапенемам — бета-лактамным антибиотикам, которые обычно расцениваются врачами как средство последней надежды. Это будет первое большое исследование такого рода у нас в стране.

Сергей Бойцов, генеральный директор Российского кардиологического научно-производственного комплекса имени Мясникова, главный специалист по медицинской профилактике Минздрава России (о нем на сайте)

— В следующем году будет введен новый порядок диспансеризации, который больше соответствует критериям Всемирной организации здравоохранения. Операции аортокоронарного шунтирования начнут финансироваться в рамках ОМС. Это должно повысить их доступность. Планируем расширение количества сосудистых центров за счет крупных районных городов — там, где достаточно населения, чтобы такой центр был загружен работой. Надеюсь, что увеличится количество стентирований, которые производятся в России. Сейчас количество реперфузий при остром коронарном синдроме в нашей стране составляет в среднем 47 процентов. В Москве эта цифра близка к 85. В перспективе нам нужно достигнуть среднего показателя по стране в 60 процентов. Надеюсь, что в следующем году мы продвинемся в этом направлении. Что касается научной работы кардиоцентра, то мы продолжим работу по поиску новых мишеней для лекарственной терапии. Например, для лечения диастолической сердечной недостаточности, легочной гипертензии, отека головного мозга. Продолжим разработку методов гибридной хирургии.

Зураб Кекелидзе, директор директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, главный психиатр Минздрава России (о нем на сайте):

— Со следующего года последипломное образование по психиатрии будет продолжаться не два года, как раньше, а три. Психотерапевты, судебные психиатры, сексологи тоже три года будут изучать психиатрию и свои специальные дисциплины. Это соответствует мировым тенденциям — информации в этой области становится все больше. В Прибалтике последипломное обучение психиатра длится 4 года. В США, чтобы стать психиатром, нужно после окончания школы учиться 12 лет. В Германии психиатрами становятся в 35 лет.

Николай Герасименко, депутат Государственной Думы РФ (о нем на сайте):  

— Рассчитываю, что в следующем году улучшится финансирование медицины. Сумма всех бюджетов здравоохранения — федерального, региональных и ОМС — по плану должна составить 4,1 процента. Надеюсь, что будет реальный рост зарплат врачей: деньги на это предусмотрены в бюджетах регионов. Жду, что заработает подготовленный мной Закон об особом порядке ликвидации медучреждений, который не позволит закрывать больницы без согласия общественности. У закона была трудная история, но рассчитываю, что он будет принят Государственной думой уже в конце этого года. Жду думских слушаний по проблемам ОМС, которые должны состояться весной следующего года. Хочу поднять там вопрос о специальных тарифах ОМС для районных больниц. Надеюсь внести в Думу еще один законопроект — о расширении круга лиц, которые могут оказывать первую медицинскую помощь. Это будет аналог так называемого закона доброго самаритянина, существующего в США. Сотрудники ГАИ, проводники поездов, стюардессы и многие другие могли бы оказывать первую помощь, если бы были обучены определенным навыкам и знали бы, что не понесут ответственности за первую помощь, оказанную добросовестно в пределах своей компетенции. Сейчас, к сожалению, можно видеть, как сотрудники ГАИ, выехав на аварию, просто стоят и ждут врачей.

Михаил Мурашко, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения (о нем на сайте)

— Надеюсь, что в следующем году нам удастся улучшить контроль качества. Маркировка лекарств станет обязательной. С 1 января 2018 года начнут применяться новые положения о риск-ориентированном подходе при контроле медицинских организаций. Каждой медицинской организации мы присвоим одну из шести категорий риска – от чрезвычайно высокого до низкого. В зависимости от категории кто-то будет для нас объектом повышенного внимания, а других будем проверять в обычном режиме и приходить с проверками только в том случае, если будут тревожные сигналы. Сейчас мы обсуждаем в правительстве механизм так называемых инспекционных визитов — сначала инспектор будет не наказывать за нарушения, а предупреждать о них. Постепенно мы перейдем на новую систему профилактики нарушений. В развитых странах мира уже внедрили этот принцип. Мы будем просить правительство поддержать нас в этом вопросе.

Евгений Кардаш, исполнительный директор научно-технологической фармацевтической фирмы «Полисан» (о нем на сайте)

— В конце этого года Россия, наконец, ратифицировала конвенцию Medicrime —  международный договор, созданный по инициативе Совета Европы и направленный против фальсификации медицинских изделий и сходных преступлений. Это международное соглашение показывает, как усовершенствовать национальное законодательство, чтобы не допустить распространения подделок и защитить пациентов. В 2006 году начало разработки этой конвенции положила именно Россия, когда председательствовала в Комитете министров Совета Европы. Однако наша страна подписала этот документ одной из последних. Теперь мы должны будем привести многие вещи в соответствие с конвенцией. 2018 год пройдет для фармы под флагом маркировки лекарств. К 2019 году обеспечить маркировку смогут немногие. Если требования к срокам будут жесткие, неизбежны скандалы и разбирательства. Кстати, маркировать надо не только лекарства, но и лекарственные субстанции. Это поможет бороться с недобросовестным производством, как того требует Medicrime. Не секрет, что некоторые производители, стремясь удешевить производство, используют химическое сырье вместо фармацевтических субстанций. Это может быть опасно из-за наличия примесей. Маркировка субстанций, которая, кстати, стоит недорого, могла бы стать важной мерой.

Николай Демидов, генеральный менеджер компании IQVIA в России и СНГ (о нем на сайте)

— В 2018 году пейзаж российского рынка лекарств претерпит изменения. Скорее всего, прекратится безудержный рост количества аптек. Во-первых, значительное количество населения экономическую стабилизацию пока не ощущает. Покупая лекарства в рознице, люди продолжают переходить на более дешевые препараты. Объем розничных продаж лекарств падает и, по нашим расчетам, продолжит падение в 2018 году. Во-вторых, мы ожидаем, что в следующем году будет разрешена интернет-торговля безрецептурными препаратами. Начало может быть бурным — учитывая, что в Европе, например, уже 15 процентов лекарств, которые можно купить без рецепта, продаются через Интернет. Это снизит доходность традиционных аптек, для которых продавать безрецептурные препараты наиболее выгодно. Кроме того, в Интернет может уйти значительная часть тех средств, которые фармацевтические компании тратят сегодня на продвижение своих препаратов в аптечных сетях.

Юрий Жулев, президент Всероссийского общества гемофилии, сопредседатель всероссийского Союза общественных объединений пациентов (о нем на сайте):

— 2017 год подарил нам два прорыва в отношении лечения гемофилии, которые можно назвать революцией. Во-первых, успехи генной терапии. Во-вторых, разработка пролонгированных препаратов, которые можно вводить подкожно два раза в месяц. До сих пор больные гемофилией вынуждены были раз в три дня делать внутривенные инъекции. Пациенты ждут этих технологий. Но у меня есть вопросы — насколько это будет безопасно и появится ли доступ у всех пациентов к этим видам лечения. Например, процедура генной терапии, по некоторым данным, будет стоить несколько сотен тысяч евро. Как она будет оплачиваться? Еще одна важная тема, которой я в следующем году буду заниматься, — возможность предотвратить врачебную ошибку с помощью анализа той, что уже произошла. Как сопредседатель Союза пациентов, я хотел бы, чтобы в следующем году был разработан стандартный механизм работы с жалобами пациентов — качественная работа над ошибками необходима.

Людмила Кондрашова, председатель межрегиональной общественной организации нефрологических пациентов «Нефро-Лига» (о ней на сайте)

— Жду от здравоохранения трех вещей: профессионализма, нестяжательства, милосердия к пациенту.

Источник: Алла Астахова. Блог о здравоохранении

Добавить комментарий